Контроль мышления: от прошлого к настоящему

25 января 2012
article402.jpg
Всю свою историю общество имеет институты, которые удерживают в головах своих членов ту или иную картину мира. Это может быть религия, идеология или журналистика, а также школа, искусство или литература. Но каждый раз дополнительно к своим главным функциям объекта воздействия передается та или иная матрица или интерпретация.
 
Все основные интеллектуальные изобретения облегчают продвижение нужной ментальной платформы. Например, книгопечатания возникает исключительно для целей тиражирование Библии. Именно такое разрешение давала церковь. Только потом возникла возможность тиражировать другие варианты контента. И этот информационный изобретение позволяет содержать альтернативные взгляды на реальность. Фиксация на одной модели мира, безусловно, создает единство, но одновременно не позволяет видеть и изучать позиции, находящихся за пределами доминирующей парадигмы.
 
Общество имплементирует и поддерживает институты единого мышления тем, что тиражирует тексты, соответствующие доминирующим представлением о мире и отбрасывает в маргинальный пространство альтернативные варианты. Альтернативные матрицы получают право на существование чаще в литературе и искусстве, где, например, научная фантастика может рассказывать о несуществующих миры. То есть перед нами почти единственная сфера, где разрешено уход от реальности.
 
Прошедшие системы (независимо от того устные, письменные, печатные средства) строились на авторитетах (церкви, литературы, государства). Это была система стабильного влияния: так, 2000 лет христианской матрицы давали постоянные ответы на постоянные вызовы.
 
На наших глазах сегодня вошли и работают системы, которые можно назвать системами instant-воздействия, т.е. мгновенного воздействия. Или это произошло благодаря замене авторитетов из стабильных на теле-и шоу-звезд, а до этого над таким переключением поработал феномен кинозвезд, или это, наоборот, результат изменения системы, который вытащил на поверхность именно эти instant-объекты - шоу-звезды сгорают быстрее традиционных авторитетов.
 
Украинские книгоиздания и книготорговля сегодня постепенно деградируют, если сравнить их с феноменом страны читателей советского периода. Но они деградируют еще и потому, что система влияния перешла в режим instant. Настоящий кофе стала растворимым, настоящие авторитеты (которые были авторитетами века) стали авторитетами дня (актеры или спортсмены).
 
Одной из причин такого развития событий стали медиа, которые и порождают новые сообщения и требуют новых событий. Лев Толстой может быть интересным для этой системы, только если он выступит сегодня с какой-политическим заявлением, а роман пишется долго, годами. Когда великий писатель проклянет поддержит обнаженных протестанток из Femen, он может и сам стать предметом внимания. Не только Толстого трудно представить себе в такой роли, Олесь Гончар ли Михаил Стельмах тоже под нее не подходят.
 
То есть эти системы работают под другой порог раздражения. Построено общество спектакля, где яркие Искры заменили суть [1]. Это поверхностное общество, которое само уже не способно на реагирование, его кто-то должен ему подсказать. И это будет реагирования сегодняшнего дня, ибо завтра его уже забудут.
 
Современный фильм должен иметь, условно говоря, 40 трупов, чтобы стать интересным. Роман прошлого мог вообще не иметь трупов и быть интересным. Статус новостной события должен иметь наивысшую амплитуду. Этим также можно объяснить количество смертей, которыми изобилуют наши теленовости, которые теперь даже почему начинаются с автомобильных аварий. Это правило изменяется только тогда, когда на шахте происходит очередная авария.
 
Есть две разные проблемы в управлении умом:
 
- Введение новой ментальной картинки, которая даже может противоречить той, что была
 
- Содержание введенной ранее ментальной картины мира.
 

Моделью первой проблемы есть формулировка Курта Левина, по которым такое действие происходит в три этапа:

 
- «Разморозка» старых представлений
 
- Введение новых представлений
 
- «Замораживание» новых представлений.
 
На первый этап достаточно хорошо работает хаос, который часто сопровождает значительные социальные события: войны, перестройку, бархатные или цветные революции, а также физическое или психологическое насилие, которое применяют уже не в массовой, а до индивидуального сознания.
 
Физическое насилие применялось во время чисток 1930-х годов в СССР, при работе с американскими военнопленными в Корейскую войну, что и получило название brainwashing - промывание мозгов. Американцы тогда были обеспокоены этим феноменом, поскольку по окончании таких манипуляций солдаты даже боялись возвращаться в США. Их удавалось отправлять, только успокоив тем, что в США тоже есть коммунистическая партия, которая их может защитить. Именно это и привлекло внимание первых исследователей данного феномена Э. Шейна и Р. Лифтон, которые начали изучать это как принудительное обучение (принудительное убеждение - термин М. Сингер).
 
Шейн (см. о нем [2]) подчеркивает еще одну характеристику этих процессов воздействия [3]. В лагере, в тюрьме человек находится в коллективе, который получает вознаграждение, если она хорошо учится, или наоборот. То есть существует еще коллективный давление, которое заставляет человека выбирать конкретный тип поведения. Здесь также реализовано закрытая среда с монополией на коммуникацию, которое активно используется и в религиозных сектах.
 
Р. Лифтон, книга которого так и переведена на русский как «Технология промывки мозгов», хотя оригинальное название было иным, акцентирует такой аспект как борьба с идентичностью [4]. Она построена на анализе влияния на реальных людей. Интересно, что многие из этих методов, описанных в книге, потом можно было встретить во время культурной революции в Китае, что говорит о неслучайности использованных методик.
 
Дж. Ричардсон выступил против восприятия «промывания мозгов» как реальной процедуры [5 - 7]. Такой подход, он считает, только усиливает этот метод, хотя в действительности не является универсальным. Д. Энтони тоже выступает против этих теорий, особенно в случае религиозных культов и сект, поэтому его начинают воспринимать именно как защитника сект [8 - 9]. Кстати, ему удалось в суде доказать, что теории известной исследовательницы культов М. Сингер не базируются на научных фактах, чем вывел ее из числа судебных экспертов. Однако его критики все же подчеркивают, что следует различать научные и юридические доказательства [10]. Они также активно критикуют Энтони и с академической стороны [11]. Следует помнить, что секты имеют и большее финансирование, и большую активность, чем разрозненные и разбросанные в разных университетах ученые.
 
М. Сингер тоже начинала свою карьеру в этой сфере с интервьюирование американских солдат - пленных во время корейской войны [12]. Затем основной в ее деятельности стала борьба с программированием людей, которое происходит в религиозных сектах ([13 - 15], см.. Русск. Переводы некоторых работ Сингер на сайте cultinform.narod.ru / index.htm).
 
Если секты заняты программированием, то на следующем шаге возникает проблема депрограммированием [16 - 17]. И здесь мы еще больше отдаляемся от сугубо академических подходов. Хотя можно вспомнить Мэри Дэви Христос и его сподвижников по «Белому братству», которых так и не удалось депрограмуваты в Украине.
 
Вообще проблема принудительного воздействия может быть разделенной на физические средства (монопольная информация, недостаток белковой пищи, недостаток сна), коммуникативные средства и ментальные. Физические средства могут применяться только закрытые группы (например, секта, тюрьма, тоталитарная страна тоже есть такой группой). Есть варианты тренингов, как отмечает Е. Волков, псевдотренингив, где тоже пытаются формировать другое мышление [18]. И это также является чрезвычайно опасным.
 
Коммуникативные средства активно включают объект воздействия в обсуждение кабели, не оставляя ему времени на другое. Это может быть сбор пожертвований или вербовки новых членов. В сектах иногда является правило о всех своих сомнениях обязательно сообщать вверх. Во всех религиозных сектах есть собственные мантры, которые следует повторять без конца, представляющий собой сочетание физических, коммуникативных и ментальных средств в одном объекте.
 
Ментальные средства включают содержание доминирующей парадигмы, с помощью которой начинает интерпретироваться все вокруг. Доминирующая парадигма активно присутствует в телевидении. Так, по данным исследователей, например Дж. Фиска, армия в новостях обязательно будет нести три символические характеристики. Это порядок, новейшая техника и «наши ребята». Реализацией последнего является то, что они всегда идут в атаку от нас, а не наоборот.
 
Современные изменения мышления, частично привнесенные интернетом, ведущих к разрушению того, как именно мы обрабатывали информацию в прошлом. Как следствие, сегодняшним студентам труднее отделить главное и второстепенное в тексте, который они читают.
 
Массовая культура и интернет изменили тип причинно-следственных связей. А. Кончаловский как-то написал о различиях построения сюжета в классическом и голливудском кино. Он считает, что мотивация / причина достаточно важна для навигации в классическом варианте сюжета. В голливудском кино это не имеет такого значения, а главным становится то, насколько следующая ситуация захватывает внимание. Когда она сильнее прошлые, то это и создает переход, поскольку прошлое уже забыто.
 
Этот подход массовой культуры можно трактовать следующим образом. Если в классической построении причина / мотив были в прошлой ситуации, ибо именно она оправдывала следующую, то теперь все это находится в следующей ситуации, ибо именно она оправдывает этот переход. Это по сути обратный процесс построения логики переходов.
 
Поэтому развитие этой парадигмы ведет к созданию общества без памяти. И мы сегодня идем именно этим путем, поскольку общество помнит только о том, о чем ему напоминают СМК. Если они активно пишут о чем-то, это и становится главной обсуждаемой темой. Не пишут, значит, никто и не вспоминает. Именно это, хотя и гиперболизированы, рисовал Оруэлл.
 
Мы можем применить здесь аналогию с анализом групп известного английского психоаналитика В. Биона [19 - 23]. Он не только выделял «личностные» типа групп, но и построил новый тип психотерапии, которая базировалась не на работе с индивидом, а с группой. А группа в свою очередь могла влиять на индивида. И здесь возникают следующие характеристики :
 
- Группа реагирует как целое, а не как сумма членов
 
- Реакции переноса в группе другие, чем индивидуальные
 
- Коллективный сопротивление группы является фокусом анализа
 
- Психотерапевт и пациенты могут видеть реакции пациентов, а не только опираться на их собственные отчеты.
 
Можно также попробовать перенести те групповые личности, которые зафиксировал Бион, на общество в целом. Это были три типа: зависимость, борьба / отступление, спаривания. Тогда у нас получается, что в разные периоды истории у нас имплементируют различные групповые личности, причем делается это как за счет рациональных информационных потоков (новости, комментарии политологов, ток-шоу), так и за иррациональных (кино, искусство, литература).
 
Тоталитарное общество, например, имплементирует серьезную зависимость общества от лидера. Любая власть, даже самая демократичная, делает то же, только с помощью более мягких средств. Выборы вообще делают из любого кандидата спасителя нации. Причем только он один способен спасти все общество.
 
Исследователи религиозных сект, как, кстати, и исследователи концлагерей, говорят о том, что там культивируется отсутствие взрослых ролей [24, p. 60]. Все есть «детьми» в отношении лидера секты, и именно поэтому они вступают в конфликт с семьями или супружескими парами, где существуют взрослые роли.
 
Оранжевая революция делала коллективную личность агрессивной к существующему режиму, поднимала его на борьбу с ним. Причем именно телевидение сыграло основную роль в моделировании массовости сопротивления на экране. Когда сегодня на Майдан попадают люди, которые его до этого не видели, они удивляются: о каких миллионы протестующих можно говорить на такой малой площади? И им становится понятно, что именно такой была съемка.
 
Мы видим, что эти органические для группы реакции могут быть искусственно активированными. И именно СМК имплементирует и поддерживает такие реакции, когда речь идет о массовой сознание. Поэтому набор негативных событий в теленовостях будет порождать депрессивность в массовом сознании. Ведь вспомните: все как один после перестройки стали предпринимателями. Это было результатом того, что СМК искусственно активировали именно такие модели успеха.
 
СМИ, рассказывая о реальных событиях, а они могут быть даже рассказам с другого континента, работают с потенциальными событиями в головах у зрителей. В общество имплантируются те или иные событийные нормы. Ежедневная рассказ об автомобильных аварии на телеэкране порождает завтрашние аварии в реальной жизни, потому что это становится нормой.
 
Мы держим в голове черно-белую структуру реальности. Именно это создает принципиально выгодные условия для манипулирования, поскольку, введя отрицательное или положительное образ, его уже достаточно трудно изменить. Например, жена А. Довженко Ю. Солнцева в воспоминаниях рассказывает, как за ее проиханням к Берии, чтобы спасти мужчину из окружения, был направлен спецназ [25]. В то же время она подчеркнула, что М. Бажан и А. Корнейчук с В. Василевской сделали все, чтобы выжить Довженко с Украини.Тобто одно это рассказ несет противоположны устоявшимся оценки этим историческим фигурам: Берии - положительную, а украинским писателям - отрицательный . Довженко также рассказывал жене, как он «при полной амуниции, с скатку через плечо, шел в толпе отступающих. А мимо проезжал опель, в котором ехали Корнейчук, Бажан и еще кто-то из украинских писателей. Они его узнали, но не остановились ». Но мы всегда будем стараться не впускать эту альтернативную интерпретацию в свою голову, поскольку она вступает в конфликт с тем, что уже там записано.
 
Такой черно-белый вариант царит и в истории. Перестройка ввела в социальную память «черную» интерпретацию советского периода, который до сегодня господствует в СМИ. Люди, которые тогда жили, имеют совсем другие представления об этом периоде, но молодое поколение к нему допущены. И именно молодое поколение рождает свои собственные «воспоминания» о том, чего они не видели.
 
То же касается интерпретации средних веков, которые считают, говоря советским политическим языком, периодом застоя. Но современные исследования показывают, что это был период интенсивного развития техники, новых технологий [26]. И церковь здесь не была помехой. Более того, именно церковь создает первые университеты, которые вообще занимались исключительно производством и трансляцией знания. Именно поэтому Р. Старк (см. о нем [27]) говорит, что науку создало христианство. И это, соответственно, противоречит нашим представлениям о взаимоотношениях церкви и науки.
 
Однотипно черно-белый мир рушится, когда мы добавляем к нему варианты альтернативного развития событий, которые могли, например, быть, но оказались нереализованными. Например, некоторые источники говорят о том, что 15 ноября должен был пройти пленум ЦК, где Брежнев собирался передать власть в стране В. Щербицкому, но этого не произошло, потому генсек скоропостижно скончался 10 ноября (см. [28]). А слово «внезапно» вызывает у некоторых ассоциации относительно роли в этом Андропова и Чазова. Другой вариант альтернативы порождает возможное развитие событий в период независимости, когда бы В. Щербицкий был не 1918-го, а 1928 года рождения, и смог бы возглавить первый период независимости, как это произошло в других советских республиках, где на главных ролях оказались первые секретари ЦК. И в первом, и во втором случае мы бы имели другую Украину.
 
Г. Явлинский в интервью тоже говорит о странном экономическую перестройку, которую вели в стране Гайдар или Чубайс (Б. Немцова он относит тоже к этому лагерю), где каждый олигарх чувствует себя преступником, у него в любой момент могут отобрать все награбленное [29]. Мотивацией времени было построение бандитского капитализма, чтобы не получился бандитский коммунизм. Кстати, у самого Явлинский в это время у 23-летнего сына отрубили пальцы, чтобы давить на отца, о чем мы до этого не знали.
 
С. Кургинян (в программе «Такие наши годы!", ОРТ, 6 августа 2011 г.) и другие подчеркивают, что Дж. Гвишиани, зять А. Косыгина, был главным коммуникатором с Западом, через который пришли и планы, и подготовка людей по развалу СССР [30]. Но самое интересное, что отец Дж. Гвишиани - Михаил Гвишиани - был заместителем Берии, который спас Косыгина от расправы по Ленинградской делу. А потом уже и Косыгин спас его, поскольку расстрелянными оказались все заместители Берии, кроме Гвишиани, хотя у него и забрали генеральские погоны. То есть возникли такие пары переходов: Берия - Гвишиани старший; Гвишиани старший - Косыгин; Косыгин - Гвишиани младший; Гвишиани младший - Андропов. Коммуникатором последнего и выступал Дж. Гвишиани. Старший Гвишиани руководил операцией «Горы» по депортации чеченцев и ингушей в 1944 г., где отдал приказ заживо сжечь в конюшне 700 человек [31]. Сестра младшего Гвишиани вышла замуж за Е. Примакова. О Гвишиани говорят как об очень состоятельного человека, он получил не только наследство Косыгина, а еще и в период работы заместителем в Госкомитете науки и техники ему всегда несли подарки. Там же работал и О. Пеньковский. То есть все знают всех и именно поэтому продвигаются по служебной лестнице.
 
Вообще закрытые структуры, включая масонов, действуют по схеме, когда по какой структуре поверхностной стоит другая структура - глубинная. В результате имеем структуру по структуре, или структуру в квадрате. Поэтому коммуникации с ними не являются простыми.
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1045 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Для просмотра данного элемента установите Flash Player