Как информационное общество строит и контролирует нас

29 января 2012
article408.jpg

 Даже после непродолжительной работы с интернет-поиском в мозге людей происходят изменения, считают исследователи.

Первым, кто заговорил о общество, построенное не на энергии, а на информации, был не Маклюэн, как мы привыкли думать, а Винер. В книге Винера «Кибернетика» есть отдельный раздел «Информация, язык и общество» (см. работы: Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. - М., 1968; Винер Н. Творец и робот. - М ., 1966). Кибернетика вообще тогда создавалась не как математическая дисциплина, а как социальная (почти) с использованием обратной связи в различных сферах: от техники, но и в человеческий сообществ.
 
Негропонте, который долгие годы возглавлял медиалабораторию Массачусетского технологического университета (его сайт - web.media.mit.edu / ~ nicholas), считает, что наше общество плохо ориентирован на числовые характеристики вещества и энергии. Кстати, в журнале Forbes Негропонте вспоминает малоизвестный факт: Джобс был первым из тех, кто в 1980 г. дал полмиллиона долларов на создание этой медиалаборатории.
 
Негропонте в своей книге-бестселлеров говорит о постепенном переходе в постинформацийне общество. Здесь мы можем иметь аудиторию, которая будет состоять только из одного человека. Информация становится очень персонализированной. И тут Негропонте приводит интересное наблюдение. Есть фундаментальное различие в том, это сужение, сделанное по статистическим или демографическим параметрам, или это «я» в цифрофому измерении. Ибо «я» включает в себя информацию, которая не имеет демографического или статистического содержания. Он приводит примеры такого типа информации. Это может быть адрес моей тещи, информация о том, с кем я вчера имел ужин или когда мой самолет завтра улетает. Этого никак нельзя получить из статистики, на которой основаны методы сужения аудитории для установления его интересов.
 
Кстати, близкие идеи мы можем увидеть и в Тоффлера (див.роботу: Toffler A. and H. War and anti-war. Survival at the dawn of the 21st century .- London, 1993). Он тоже говорит о переходе от массовой коммуникации к демассификации. И этого феномена мы еще не поняли, потому что не ощущаем его в полной мере. Если массовая коммуникация базируется на упрощении продукта, чтобы охватить как можно большую аудиторию, то нишевая коммуникация может позволить себе сложные продукты, которых так не хватает сегодня, например, на нашем телевидении. Другими словами перед нами переход (возможен) от массовой до высокой культуры, для которой может быть хотя бы один потребитель.
 
Негропонте говорит о тонкие оттенки такого информационного поиска. Например, вам сообщат о наличии тех вин и пива, пьющих ваши гости, которых вы ожидаете завтра. Ибо они уже были у вас раньше, и эта информация сохраняется. И еще одно интересное замечание исследователя: это все базируется на модели вас как индивида, а не как части группы, покупает соответствующий тип зубной пасты.
 
Если человек постинформацийного общества живет и работает во многих местах, то меняется и понимание понятия «адрес». Профессии по производству знаний не привязаны так сильно к времени и пространства, как это было раньше. И здесь Украина еще отстает.
 
Негропонте говорит о синхронные коммуникации (например, телефонный разговор) и асинхронные (например, переписка). Ранее асинхронные коммуникации были более формальными, чего нет сегодня (например, электронная почта). Он считает, что электронная почта претерпела бурного развития, поскольку она сразу есть и асинхронной, и такой, которая читается с помощью компьютера. За исключением спорта и выборов будущие радио и телевидения будут существовать в асинхронном режиме. К ним будут обращаться при необходимости.
 
Сегодняшние экономические модели медиа базируются на вводе информации и развлечений в публику. В будущем все будет построено на желании потребителя, который сам будет обращаться по аналогии библиотеки. Эта модель при необходимости увеличит риски в производстве контента, но одновременно какой контент будет получать гораздо более высокую награду. Имеется в виду модель Голливуда, где только часть фильмов приносит высокие прибыли.
 
Законы авторского права устаревают. Брать плату за просмотр будет трудно. В электронном мире значительно легче не только копировать, но и отправлять всем что угодно.
 
Негропонте говорит, что идея его медиалаборатории началась с изображение трех кругов, пересекались на рисунке. Из каждого такого круга лаборатория взяла свои характеристики. Это была аудиовизуальнисть с телевизионно-развлекательного круга; глубина знаний и информации из круга печати; а также интерактивность компьютера с последнего круга. Сочетание всех трех и давало то, что сегодня зовется мультимедиа. В этом интервью он интересно исправляет Бранда, тоже известного визионера будущего, который сказал, что элиты ведут цивилизацию. Мнение самого Негропонте такая: «Это является правдой после факта, а не до него. Нынешние элиты довольно часто являются теми, кто имеет наименьшее влияние на цивилизацию. Но когда имеешь такое влияние, ты сразу становишься частью новой элиты ».
 
Относительно книг как медиа его мнение такое: «Вещь, которая существует тысячи лет и является такой мощной, это слово. Сила слова чрезвычайная, и когда слово вмонтированы в текст, он также является мощным, независимо от того, как живое слово: как чернила на бумаге или сигнал на дисплее. Слова никуда не идут. Я думаю, что аргумент книга / не книга не является разумным, когда ты реально видишь, что мы все равно говорим о вариациях технологии дисплея. Я не против книг или печати, просто мы начинаем делать "печать" в новом типе медийных ».
 
Поскольку он ежедневно получает несколько десятков электронных писем от читателей, то корреспондент спросил, что он делает с возмущениями, которые поступают по почте. Негропонте отвечает: «Я всегда посылаю в ответ приятное сообщение с благодарностью за их замечания, даже если они являются резкими. Далее, как правило, человек превращается в совершенно мягкую и извиняется. Электронная почта является интересным феноменом. Когда люди нападают на вас, а вы отвечаете вежливо, это сбивает их с толку ».
 
Сегодняшнее развитие интернета идет во всех направлениях. Хиллис, которого Карр называет гуру искусственного интеллекта, говорит в интервью New York Times, как он создает базу данных всего, что есть и не для людей, а для машин: «Мы пытаемся создать мировую базу данных, где будет вся мировая информация» . Энциклопедия «Британника», как и другие, например, передает ему свои базы.
 
Карр одним из первых заговорил о последствиях, которые интернет вызывает в человеке. И хотя его работа является обобщением исследований других, она аккумулирует много интересного, что нам надо знать. Книга его, вышедшая после его известной статье «делает интернет нас глупее», называется «Мели» (см. рецензию на нее в Financial Times). Карр приводит различные примеры того, как инструментарий упливав на наше мышление. Изобретение часов изменил представление о времени. Пространство изменился после изобретения карты. Когда ухудшение зрения заставило Ницше перейти от письма к печати, его стиль радикально изменился. Мозг грамотных людей отличается от мозга людей, не знающих грамоты. Мозг лондонского таксиста имеет увеличенную часть для хранения дополнительной информации.
 
Сам Карр (его персональный сайт - www.nicholasgcarr.com) говорит о новом интернет-мышление такое (что следует из отсутствия того уровня внимания, которое было в книжном мире): «Уделение внимания ведет к глубинным модусов мышления. Это средство, которым мы переносим рабочую память в долговременную. Это активирует многие ментальных процессов, которые дают начало концептуальном мышлению, критическому мышлению, даже креативности. Способность фильтровать отвлечения и прерывания, а также включаться в одиночную созерцательную мысль является базой для использования всего потенциала мозга ».
 
На вопрос, почему происходит именно так, у него такой ответ. В прошлом такие средства, как карты, часы или алфавит, тоже формировали наш образ мышления. Сейчас интернет требует других умений - скольжение, просмотр, одновременного внимания к нескольким задачам. Соответственно это усиливает участки мозга, способны обеспечить именно это.
 
Исследования профессора Смолла продемонстрировали, как быстро может меняться мозг, когда люди занимаются поиском информации в интернете (его сайт - www.drgarysmall.com, хотя там нет этих статей, а только книги). Даже после непродолжительной работы с интернет-поиском исследователь заметил изменения в мозге людей.
 
Относительно глубины понимания тоже были проведены эксперименты, когда 100 человек получили различную информацию о стране Мали. Одни - только текстовую версию, другие - медиапрезентацию через веб-браузер, третьи - с видеоприложений. Когда их стали опрашивать, те, кто имел только текст, ответили правильно на большее количество вопросов.
 
Гринфилд установила, что развитие одних возможностей у человека происходит за счет других способностей. Карр видит существенные минусы этого нового мышления человека. Он объясняет это так: когда человек имеет когнитивное перегрузки, она не углубляться в более концептуальные или критические модусы. Поэтому даже когда общество признает это новое мышление интересным, мы все равно многое потеряем.
 
Карр в своей книге подчеркивает: современные упреки, что «Войну и мир» никто уже не будет читать, потому что он слишком длинная для сегодняшнего чтения, лучше плавать в интернете, ошибочны. Все эти аргументы просто помогают тем, кто хочет жить в новом мире разорванности, характерной для жизни в онлайне. То есть новый мозг находит для себя новые аргументы.
 
Карр говорит, что он начал писать книгу после того, как заметил он может прочесть две страницы книги, а затем обращается к компьютеру, чтобы проверить электронную почту или порыться в гугле. Особенность интернета, с его точки зрения, заключается еще и в том, что он выступил заменителем многих информационных и коммуникативных медиа, став универсальным медиа. Именно поэтому его деятельность и дает нам такие серьезные интеллектуальные последствия. Постепенно мы стали терять наши традиционные созерцательные, тихие модусы мышления.
 
Интернет стал также выполнять функции внешней памяти, что принесло новые последствия. Ведь связи внутри нашей памяти достаточно важны, теперь они перестали формироваться. Когда мы думаем, мы пытаемся соединить то, что узнали, с другими мыслями и памятью.
 
Печатная книга защищала от разрывов мира, фокусировала внимание. Именно книга за 500 лет после Гуттенберга научила нас сконцентрироваться, быть внимательными. Сегодня мы возвращаемся в прежнее расторгнут мир.
 
В другом своем интервью Карр приводит интересное наблюдение. Время, которое он провел онлайн, затем влияет на его поведение и за компьютером. Таким образом мы теряем способность уделять глубокое внимание то одном в течение длительного времени. Это может быть толстая книга или участие в беседе без заглядывания все время в iPhone. А именно глубинная внимание активирует глубинные процессы мышления.
 
Его персональное заинтересованность этими проблемами началось со статьи, которую он написал для журнала. Именно здесь он впервые заговорил об интернете как о универсальный вариант медиа. Сегодня мы читаем больше, чем в семидесятые, когда доминировало телевидение. Но важным оказывается не только, что мы читаем, но и то, как мы это читаем.
 
Франция, Эстония, Коста-Рика признали право на доступ к интернету фундаментальным правом человека. Но один из влиятельных исследователей Серф (также известен как один из «отцов интернета») выступил в январе 2012 г. в New York Times статье (статья на украинском языке можно почитать на сайте MediaSapiens - здесь), в которой аргументирует неправильность такого подхода, полагая , что это все равно что признать право на телефон фундаментальным правом человека. Интернет - это одна из технологий, которую со временем может быть заменен другим, более современной технологией. Поэтому ею должны заниматься инженеры, а не юристы.
 
То есть технология и демократия могут идти рядом, а могут параллельно. В пятидесятые, борясь против СССР, западные спецслужбы оказывали новые технологические возможности азиатским странам, надеясь, что это повлечет и новые политические давления на власть, что приведет к ее демократизации. Реально эта же аксиома работала и в случае перестройки, и в случае оранжевой революции. И тогда, и после решала не столько реальность, сколько информационные акценты. Кстати, Переслегин в методологии холодной войны подчеркнул: «Это был исключительно информационное воздействие на общество, причем влияние было очень интересным. Ведь что сделала американская пропаганда? Нам не говорили ничего такого, чего бы не знали о себе. Но акценты при этом были немного изменены. И этого оказалось достаточно, чтобы одна из величайших стран мира превратилась в одну из самых несчастных, где все, от генерального секретаря ЦК КПСС до последнего земледельца, хотели, чтобы все было по-другому и не так, как было тогда ». Он также упоминает и эксперимент по изменению идентичности и со стороны СССР - создание так называемого советского народа.
 
Как видим, сегодня интернет несет не только достижения, но и проблемы. При этом, как ни странно, достижения всем известны, а проблемы замалчиваются. Влияние интернета на формирование нашего сознания только усиливаться. И может, придут еще времена, когда книги будут иметь не более двух страниц, потому что больше уже никто не будет способен читать. Тогда человечеству придется удерживать касту читателей, которые будут способны читать и пересказывать старые тексты.
 
И даже уже сейчас можно увидеть, что новые возможности, которые принес интернет, имеют и больший манипулятивный потенциал. Статья в английской газете Independent имеет интересное название - «Кто стоит за драматическими картинками в YouTube?». В ней подчеркнуто, что снята под правильным углом маленькая демонстрация начинает выглядеть как митинг десятков тысяч. Выстрелы в одном городе могут подаваться как доказательство стрельбы в различных городах. Можно сказать, что происходит не отражение, а созидание реальности. И эта реальность намного сильнее, чем настоящая.
 
Мир осваивает виртуальную реальность так, как когда путешествовал реальностью физической. Если там открывали новые континенты типа Америки, то в виртуальной реальности открывают новые континенты, связанные с новыми формами. Книга, газета, кино, телевидение, интернет, - все они стали новыми континентами, где теперь живут люди. Ведь они проводят там достаточно много времени. И попав туда, не спешат возвращаться в реальный мир.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1348 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Для просмотра данного элемента установите Flash Player