Каким видится российское и украинское будущее

19 февраля 2012
article437.jpg

«Страна, не создала собственной модели управления будущим, не может считаться серьезным военным противником и экономическим конкурентом».

Будущее приближается к нам гораздо быстрее, чем мы ожидали. Притом что мы уже закончили применения изобретений, предложенных в шестидесятые, а после этого их появляется не так много. Исследование космоса тоже было приостановлено. То есть произошло сворачивание фундаментальных разработок, и страны возвращаются в своем интеллектуальном развитии до уровня средней школы.
 
Понимание будущего является сильным фактором развития. СССР имел две составляющие в этом аспекте: цели в будущем, хотя довольно часто они не выполнялись, и глобальные цели, есть интересы к трансформации мира как у себя дома, так и за его пределами. Украина сегодня не видит своего будущего и не глобальных целей. Россия тоже не имеет таких целей, но ее аналитики постоянно повторяют фразу, что Россия невозможна без глобальных целей. Именно эти цели, кстати, и формируют чувство имперскости, и предоставляют России заинтересованности в том, каким именно путем пойдет Украина, хотя наш интерес к однотипной проблемы России значительно меньше. Он является только потому, что тот или иной путь России автоматически влияет на нас.
 

Будущее присутствует и в настоящем.

Только надо его видеть и заниматься им. Нам представилась такая интересная фраза Переслегин: «Страна, не создала собственной модели управления будущим, не может считаться серьезным военным противником и экономическим конкурентом». Вообще они думают, что исключительно настоящим можно заниматься, только если у тебя есть доверие сильных игроков, что они честно построят будущее не только в свои, но и под чужие интересы.
 
Понятно, что этого не бывает. Мир строят сильные и под сильным. Каждая мировая война завершалась переформатированием мира на тех, кто победил. И даже холодная война завершилась построением однополярного мира, отодвинув постсоветское пространство на периферию мирового развития. Советский Союз не просто распался, у него отобрали билет в первый класс.
 
Переслегин в некоторых работах разграничивает физические и гуманитарные технологии. Физические технологии отражают объективные возможности истории, гуманитарные - субъективны. Первые производят тенденции, другие - управляют реализацией этих тенденций. Государства пользуются гуманитарными технологиями для решения собственных проблем, а негосударственные структуры (например, «Аль-Каида») - для создания проблем другим.
 
Если государство не готовится к своему будущему, это должны делать отдельные граждане. И это требует совершенно иного уровня интеллектуальной подготовки. Ведь в ближайшее время мы столкнемся и с более сложными объектами для анализа, и с нехваткой соответствующих методов не только анализа, а просто понимание этого сложного мира.
 
Должен появиться и внимание к интеллектуальным занятиям. Американцы, например, сейчас акцентируют опыт китайских родителей, в воспитании до десяти раз в день обращаются к различным формам обучения своих детей. Для нас интересно и то, что в течение января 2011 года в книги, рассказывает о китайской опыт, обращаются все ведущие издания США (Wall Street Journal, Time, Washington Post, New York Times Magazine, New York Times, My County and My People , New York Times, Psychology Today, National Public Radio, Wikipedia). Украина тем временем вообще уже не производит рецензий.
 
Авторы приведенных публикаций, конечно, находят десятки причин, почему китайцам это делать легче, хотя сам автор рецензируемой в них книги - ребенок иммигрантов и профессор Йельского университета. Из таких причин - и то, что у китайцев разрешено только одного ребенка, поэтому они могут заниматься только ею; и то, что за счет многочасовых занятий музыкой ребенок остается в стороне социального взаимодействия; и то, что часами играть на музыкальном инструменте - не такое уж тяжелое интеллектуальная задача.
 
Автор книги отмечает правилах, которые позволили довести детей до такого уровня, что старшая дочь в 14 лет уже играла в Карнеги-Холл, а младшая - талантливая скрипачка. Итак, ее акценты в поведении китайской мамы «тигрят» следующие:
 
  1. - На первом месте - школьная работа,
  2. - Пятерка с минусом - плохая оценка,
  3. - По математике ваши дети имеют два года опережать одноклассников,
  4. - Никогда не надо хвалить детей в присутствии других,
  5. - Если ребенок расходится во взглядах с учителем, вы должны всегда быть на стороне учителя,
  6. - Единственная разрешена детям деятельность - та, где они могут получить медаль,
  7. - Эта медаль должна быть золотой.
 
В онлайн-версии статьи в Wall Street Journal, с которой началось все это обсуждение (хотя книга тоже уже вышла), - один миллион просмотров и 7000 комментариев.
 
Этими тремя часами дополнительных занятий в день китайский мама готовит своих детей к счастливому будущему. Девятов подробнее анализирует китайские взгляды на будущее в статьях с красивыми названиями «Стратегия - это захват будущего» или «Краткие перспективы прошлого. Концептуальные основы разведки будущего ». Правда, эти тексты принципиально отличаются от привычных нам, поэтому на них трудно опираться.
 

Что мы видим?

Взглянув на информационное будущее мира и Украины, видим: мы оказываемся перед во многом неожиданными такими изменениями. Главный среди них - влияние интернета на наше мышление и соответствующая трансформация процессов обработки информации человеком. Карр уже разрабатывает эту тематику, и позже мы к ней вернемся. Пока же выхватим несколько его потрясающих выводов. Один из них заключается в том, что интернет разрушил линейную систему мышления, присущую такого медианосителя, как книга. Как пишет рецензент книги Карра: углубление изменилось процессом поверхностного скольжения (см. публикацию: Mussio LB Depth perceptions / / Journal of Professional Communication. - 2011. - Vol.1. - № 1). В результате исчезает не просто уровень внимания, но и культурная и интеллектуальная глубина знаний, которыми располагает современная молодежь.
 
Знания, которые в наше время является базой постиндустриальных систем, сейчас практически не производятся Украины и не транслируются в средней и высшей школе. Как говорят некоторые исследователи, нынешний университет по уровню знаний равна средней школе шестидесятых.
 
Карр также говорит: «В начале нашей эволюционной истории мы победили за счет способности быстро переключать внимание и получить как можно больше информации об окружающей среде. Позднее, особенно с печатными книгами, мы научились фокусировать внимание. Сегодня интернет возвращает нас назад к скачкообразному модуса мышления, удаляясь от внимательной, созерцательной мысли ».
 
Люди вообще теряют способность глубокого чтения и, соответственно, понимания. Можно даже сказать, что современная книга функционирует как аналог гамбургера, только не в физическом, а в информационном мире. Это «интеллектуальный гамбургер». Она хорошо съедает свободное время, выполняя развлекательные функции. И это все, за ней больше ничего нет. Поэтому вчерашняя книга уже не нужна завтра. Она удовлетворяет минимальные потребности исключительно настоящее. Ведь теперь никто не перечитывает книг, потому что имеем другой тип чтения. Совсем не так было раньше: именно книга объединяла века и страны, создавая феномен человечества.
 
Общие изменения, происходящие с человечеством на наших глазах в области порождения, передачи, потребления и хранения информации, можно увидеть в пяти последствиях:
 
- Насыщение информации ведет к изменению дефицитного ресурса, которым становится внимание,
- Возрастает роль потребителя информации, автор выполняет уже второстепенную роль (лучше всего это заметно в поп-культуре, где исполнитель вышел на первый план, в отличие от композитора),
- Система быстрой замены текстов в поле внимания ведет к тому, что нужны тексты «тактические», тексты одного дня, а не тексты «стратегические», которые писались для поколений, в итоге исчезает статус авторитетов общественного мнения,
- При расширении процессов порождения информации должны расширяться и процессы забывания информации, это реализуется как просто невниманием, так и пустыми библиотечными залами,
- Поп-певец - это медиатор между автором и слушателем, сосредоточение внимания на медиаторы свидетельствует разрушение старых коммуникативных схем, ведь автор начинает существовать не как автор в системе «работа - магазин - библиотека», а как телевизионный персонаж, привлекающий внимание к собственной книги ; есть второстепенное в старом коммуникативном цепочке становится основным в современном.
 
Вообще, принципиальные изменения мы можем видеть на всем пути. Причем с приходом чего-то нового все равно сохраняется весь старый набор медиа, только происходит перераспределение информационного потока. Таким образом, например, газеты пытались в свое время «сломать» книгу, потому что она никогда не сможет конкурировать с системой отображения современного состояния. Телевидение, получив возможность давать прямые репортажи и эфиры, смогло довести до нуля разрыв между событием и его трансляцией. Но газета сохранилась, взяв на себя аналитическую функцию. До сих пор аналитические программы телевидения недалеко уходят от обычного пересказ новостей, которые являются в ежедневном режиме.
 

Прошлое и мифы

Если взглянуть в далекое прошлое, к созданию цивилизаций, увидим, что те общества можно характеризовать определенными чертами. Они были нетолерантными к чужим и несли в себе универсальный текст, который сейчас мы рассматриваем как миф. Великие цивилизации, введя письменность, стали порождать больше текстов, стали толерантными. Сегодня мы и толерантность, и миллионы и миллиарды текстов, которые во многом базируются на тех же мифах. Если миф, условно говоря, рассказывает о переходе из точки А в точку В, то конкретные тексты современности просто заменили в этом алгоритме А и В на настоящие названия современных городов, добавляя различных деталей и подробностей.
 
Но сильные государства все же имеют собственные мифы. Это довоенные СССР и Германия с культом своих вождей и новой базовой точкой (арийство для Германии, рабочий и колхозник - для СССР), это нынешние США с продвижением демократии, это Великобритания с грузом белого человека. Кстати, и американские вестерны когда-то базировались на мифе о борьбе белого человека за жизненное пространство, но делалось это в борьбе с индейцами.
 
Сильные государства пытаются продвигать собственные мифы, но другие не дают им такой возможности. Ведь в информационном или виртуальной пространствах действует тот же закон физического пространства: «чужой» хочет расширить свою нишу за счет «моего». Мы можем увидеть это даже на уровне детской мифологии. Ведь дети сегодня «кормятся» современными западными мифологемами, потому что своих мультфильмов мы уже не производим.
 
В результате происходит захват «меня» мифологией, которая приходит извне. Поэтому достаточно корректно, например, говорить «беспроектное либеральная Россия». Если она либеральная, то уже проектная, только чужой проектностью.
 
Все это может быть связано с тем, что в трех пространствах (физическом, информационном и виртуальном) мы занимаемся исключительно физическим. Информационное пространство, если взглянуть на украинские новости, быстро переходит к изложению того, что случилось в мире, поскольку своих новостей не хватает. Виртуальное пространство полностью «чужим», ведь и фильмы, и телесериалы как основной канал поставки мифологии - у нас исключительно иностранного производства.
 
На будущее Никитин подчеркивает переход от технологий к искусству организации смыслов. С его точки зрения, эпоха технологий заканчивается. Это можно понять как переход от работы со стандартами в свободного оперирования менее четкими объектами. И даже экономику он видит как организацию смыслов - «екосенсику».
 
Переходы смыслов в реальность отдельной интересной темой. Здесь можно вспомнить роль двух людей по фамилии Кэмпбелл - Джона и Джозефа. Можно считать, что Джон Кэмпбелл как редактор журнала фантастики и создал такого писателя-фантаста, как Азимов. Кстати, Азимов происходит из России (он родился под Смоленском в 1920 г.).
 
Кэмпбелл также дружил с Винером именно тогда, когда тот изобрел кибернетику - как науку и срок. Он также считал, что, переехав из Африки, американские негры получили гораздо лучшие условия жизни. С Кэмпбеллом Азимов познакомился еще в 1937 году. Тот все время поворачивал Азимову его тексты, стремясь увидеть от него что-то лучше и интереснее. Кстати, Азимов сам написал, что тот мир, который мы сейчас имеем (с компьютерами и ракетами), - это мир из воображения Кэмпбелла, который наконец стал правдой.
 
В новом свете на роль Азимова посмотрела ряд исследователей (см., например, здесь, здесь и здесь). Это роль более активная и формообразующих. Переслегин во многих своих работах вспоминает Азимова как участника группы Лэнгли при Госдепартаменте, производившей планы холодной войны. Правда, кроме Переслегина, никто этой группы не вспоминает. Впрочем, возможно, это только нам не удалось найти никаких сведений. Но он акцентирует интересные возможности именно негосударственных структур, которые видит в следующих направлениях:
 
- Опосредованное влияние на социум с помощью литературы и общественных движений,
- Прямое воздействие на руководящие структуры общества.
 
Такую же роль по влиянию на Лукаса в создании «Звездных войн» имел ученый в области мифологии Джозеф Кэмпбелл. В Лукаса уже было два варианта сценария, когда он познакомился с Кэмпбеллом. Потом все пришлось переделывать. Мы можем увидеть большую сопоставимую таблицу о развитии сюжета в Кэмпбелла и в таких фильмах, как «Звездные войны» и «Матрица». Кстати, еще в довоенное время Пропп выделил такого плана базовые блоки и в строении волшебной сказки.
 
Мойерс сделал фильм-беседу с Лукасом, диалоги с которой перепечатана журналом Time и другими изданиями. Лукас говорит, что его целью было пробудить в молодых людях не какую-то конкретную религиозную систему, а идею Бога вообще. Он также говорит: «Я рассказываю старый миф по-новому. Каждое общество принимает этот миф и рассказывает его иным образом, зависит от конкретной среды, где они живут. Мотив тот же ». В другом месте он говорит: «Когда фильм вышел, почти каждая отдельная религия взяла" Звездные войны "и использовала его как пример собственной религии, они могли отнести его к рассказам из Библии, Корану, к Торе».
 
Идеи Кэмпбелла были использованы для написания одной из глав книги «Переменные образы человека», который ныне является одним из таких «инструкций», по которым трансформируют человечество (Changing images of man. Ed.by OWMarkley, WW Harman. - Oxford etc., 1982). Кстати, много семинаров по искусству написания киносценариев построено именно на его модели испытаний, через которые проходит герой.
 
То есть человек или идея формируют в другой человеке потребность в аналогичных идеях и целях жизни, создавая не только цикл распространения нового, а совсем по-другому форматируя сознание. Все это совпадает с развитием человечества в направлении от целей материальных целям духовных, когда внутренняя жизнь человека становится важным элементом его биографии.
 

Что же  на самом деле?

Реально мы видим, что заинтересованность в тех или иных информационных потоках существенно зависит от нашего интереса виртуальными потоками. Именно поэтому человечество активно порождает виртуальный мир посредством литературы, искусства, кино. Ранее всем казалось, что возникновение газеты, например, отменит книгу, потому газета может ежедневно реагировать на изменения в мире. Сегодня кино и телевидение стали той газетой, которая реально отменила все остальное. А дальше силы приобретает и интернет. Но все это потоки с заниженным уровнем интеллектуальности сравнению с тем, как это было в случае книги, поскольку массовость всегда несет облегчение контента. Для всех надо писать так, чтобы было понятно.
 
Информационные и виртуальные потоки страны является таким же богатством, как и физические недра. Голливуд собирает со всего мира большие суммы, чем американская автомобильная индустрия. То есть богатство страны растет за счет нематериальных ее активов. Украина, наоборот, отдает свои ресурсы за чужие нематериальные активы.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1031 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Для просмотра данного элемента установите Flash Player